В.Н. Татищев и нотарий короля Белы III: еще раз о столичном статусе города Шуя.

Русский историк, дипломат и государственный деятель В. Н. Татищев прожил непростую жизнь. Еще более непросто сложилась судьба его произведений, недоверие к которым в научных кругах сохраняется до сих пор. Безусловно, ученый делал разного рода добавления, необходимые, по его мнению, для объяснения логики описываемых событий, но в целом его труды являются ценным научным феноменом, позволяющим глубже вникнуть в прошлое нашей страны.

Охватив в своих исследованиях историю и географию, В. Татищев  предвосхитил развитие такой научной дисциплины как Историческая география. Создавая свою «Историю Российскую…», он опирался на Радзивилловскую летопись, обогащая ее сведениями из других доступных ему письменных памятников, главным из которых был один из списков Ипатьевской летописи, так называемый Ермолаевский список.[1]До сих пор не проведено полного исследования всех «татищевских известий», а между тем в «Истории Российской…», равно как и в других его работах, имеется немало уникальных сведений, позволяющих несколько шире взглянуть на первичные этапы ранней истории государств возникавших на просторах центра Восточной Европы на рубеже I  и II тысяч.

В своей «Истории…» В. Татищев, наряду с другими областями древней Руси, описывает страну Белую Русь, изначально населенную сарматами. Центр этой страны он помещает в самое «сердце» Русской равнины – междуречье Верхней Волги и Оки. При этом указывает, что древнейшей столицей («престолом») этой белой Руси был «град Шуя, ибо имя то на сарматском языке значит престол или столица…»[2]

В «Лексиконе…» Василий Никитич опять возвращается к описанию Белой России, описывает ее границы от «Помория и Вологоцкой области» до «болгарских и мордовских владений». Белая Россия у здесь подразделяется на шесть «званий или владений знатных»: меря, мурома, «Резань», вятичи и «креви», главным из которых является: «Поле, где древняя столица Шуя, и видимо, что тут единственно в Сарматех короли были, ибо Плиний и Птолемей около того кладут сарматов базилеев, или царских, имя же Шуя значит на их языке престольный град, потом Суздаль, Владимир на Клязьме, напоследок Москва… Герб Белой России – человек на коне, с копием белый, под ногами змия черная в красном поле».[3]

Таким образом, В. Татищев, ссылаясь на античных авторов пытается увязать их сообщения о царских скифах (сарматах базилеев) с территорией Волго-Окского междуречья, задавая тем самым тенденцию к преемственности царственной власти этого центра Руси от античных времен.

О «Василеях» он говорит в другом месте своего «Лексикона» как о «народе или государстве в Сарматах» расположенном меж Оки и Днепра. «Имя сие греческое, и есть вероятно, что тамо слышали обитание государя сарматов. По граду же Шуе, которое на их языке значит престольный или столица, мнится, тех королей владение разумели».[4]

Еще дальше В. Татищев идет в своих трудах по исторической географии России. В разделе «Руссиа или как ныне зовут Россиа», он вновь вспоминает о Белой Руси, указывая, что определение «белая» свидетельствует о царственном характере княжения. Что касается первоначального населения Белой Руси, то Татищев пишет, что его составляли «сарматские народы», к которым причисляет мерю, мордву, и кривичей. Центром этой Белой Руси было: «…Поле, где ныне Суздаль, Володимер и проч., древняя же их столица Шуя доднесь знаема»[5] Здесь же В. Татищев, со ссылкой на Адама Бременского и Хельмольда из Бозау, говорит о том, что в древности на западе Белую Русь: «именовали Хунигарды, а главный город Хуе или Шуе кладут меж озер ладожского и Пейпуса. Имя же Шуя есть сарматское, значит столица или престольный». То есть он видит это имя нарицательным, и первой Шуей, или Шуеградом, называет Изборск.[6]

 В. Татищев раз за разом возвращается к мысли о том, что Шуя была столицей древнего «сарматского» государства расположенного в самом центре современной России, и существовавшего в IV- IX вв. I тысяч., до прихода Рюрика. При этом следует понимать, что его ничто не связывает с Шуей лично, и также следует понимать, что если бы Татищев «фантазировал», то вполне мог бы выбрать любой другой из древних городов расположенных здесь, и бывших, что называется «на слуху». Безусловно, в распоряжении ученого были некие сведения об этом периоде истории центра Восточной Европы, раз он так убедительно, из сочинения в сочинение отстаивает свою гипотезу.

Вдобавок, в своих выводах он опирается на античных географов, и древние западноевропейские источники. И если обратимся к ним, то действительно увидим, что Клавдий Птолемей упоминает царских сарматов (базиликиев) в азиатской Сарматии, ниже сарматов-гипербореев.[7]

Что касается Шуи, как столицы «Белой России», то хронист Хельмольд, говоря о Руси (Rusia) именует ее также Кунигардом (Chunigard), потому что первоначально это было местопребывание гуннов. А столицей Кунигарда он называет город Chue, правда переведенный как «Киев».[8] Адам Бременский также отождествляет Русь (Ruzzia) с Кунгард (Chungard), названной так, потому что там обитали гунны (Huni). У него столица Руси (Ostrogard Ruzziae) названа Chive.[9] Разумеется, и Chive Адама Бременского переводчик трактует как «Киев», потому что допустить, что столицей Руси на рубеже I и II тысячел. был какой-то другой город, считается «крамолой». Однако мы позволим себе довериться В. Татищеву, зная, что в Средние века понятия «гунны» и «скифы» («сарматы») часто были синонимами.

В. Татищев, кстати, выделял период Российской истории и географии «до  Рюрика или паче до Олга I».[10] С появлением на исторической арене варяга Рюрика, правителями Руси становятся выходцы из Скандинавии – «варяги же русы», во главе с «королевичем финским» (Рюриком). Брат Рюрика – Трувор, был «посажен» в Изборске-Шуеграде.[11] Эту страну Татищев называет «Великой Русью по столице ее Гардарике, или Нове-Городе»,[12] а Белая Русь, где на Белоозере был «посажен» младший брат Рюрика Синеус, граничит с Новгородской «Великой» Русью с востока. И так как Шуя, по Татищеву, была столицей Белой Руси до прихода Рюрика, во время «Сарматских государей», то логично допустить, что власть в Шуе перешла к  варягам.

Присутствие скандинавов в суздальских пределах давно доказано археологами.[13] Но кроме археологических данных есть еще некоторые соображения «топонимические». Дело в том, что топоним Суздаль так и не получил убедительного толкования у исследователей. Его происхождение связывали и со славянскими, и с тюркскими и с финно-угорскими наречиями, и ни в одном не нашлось убедительной этимологии. Между тем, если допустить, что варяги-русы действительно правили какой-то период в Суздальском ополье, то скандинавским аналогом нашей Суздали может быть древний шведский топоним Сёсдала – скандинавская местность, близ которой обнаружены археологические находки эпохи Великого переселения.[14] Сёсдала в древности была неким дружинным центром, и вполне можно допустить, что одноименный центр варяги-русы создали на берегах речки Каменки – притока Нерли. И более того, это и был один из трех центров Руси о которых говорят арабские авторы – с древней столицей Куя(ба)-Шуя, которую заняли варяжские конунги.

Как не удивительно, наши выводы подтверждает еще один документ, только на этот раз венгерский. Это труд анонимного нотариуса (Анонима) венгерского короля Белы III, написанный на рубеже XII и XIII вв., и                называемый «Деяния венгров». Установлено, что данная книга является самой древней из венгерских хроник, дошедших до нас. Хроника повествует о передвижении предков современных венгров в кон. IX в. через земли Руси. Их уходу из «Скифии» и последующему обретению родины на Среднем Дунае. Согласно произведению, это произошло в IX–X вв. 

У «Деяний венгров» такая же непростая судьба, как и у трудов Татищева. Из-за расхождений с данными других средневековых авторов, а главным образом из-за расхождений с выкладками современной академической науки, к этому труду относятся скептически. Выводы современных исследователей, пишущих историю своих стран, никак не вяжутся с событиями, описанными в «Деяниях венгров». 

Но хроника, между тем, очень логична и по форме и по содержанию, и Аноним, кроме трудов античных авторов, в которых описывалась география и история «Скифии», несомненно, использовал и более раннюю хронику, которая могла быть составлена в начале XI века, то есть сразу после прихода мадьяр в Паннонию.

В своём сочинении Аноним, взамен общепринятой версии, даёт совершенно другую картину исхода мадьяр, и определял их как жителей «Скифии», которую называет страной Дентумогер, помещая её «от северных областей до Чёрного моря» и от гор, в которых «заперты Гог и Магог» (Урал), до Танаиса (Дона). То есть в пространстве между Уральскими горами и степями Волго-Донья.[15] Очевидно, это и была Magna Hungaria – Великая Венгрия мадьярских преданий.

По Анониму, «Скифская земля удалена как от знойного, так и от холодного пояса… и благоприятна для умножения рода».[16] Но, «как бы она ни была обширна, всё же не могла прокормить и вместить множество рождавшихся там людей. Поэтому семь правителей, которых звали Хетумогер, и которым стало тесно в их местах, задумали вырваться из них… посовещавшись, постановили уйти из родной земли и занять земли, пригодные для обитания…»[17]

Хетумогер избрали своим предводителем Алмоша.[18] Согласно Анониму, в 884 году Алмош с «великим неисчислимым множеством союзных народов»,[19] выступил из «Скифии» на запад. 

Мы полагаем, что это был исход мадьярских племён из Заволжья и из Закамья, и маршрут пролегал по территориям современной Удмуртии, Кировской области и Республики Марий Эл, после чего Хетумогер вышли к Волге выше устья Оки и ниже устья Ветлуги. В романе сказано, что мадьяры шли через «per deserta loca», что переводят обычно как «степи», подразумевая здесь степи Волго-Донья, но В. Шушарин перевёл этот пассаж как «пустынные края»,[20] и здесь вполне могут иметься в виду леса Заволжья. Хетумогер, вышедшие из степей Заволжья, прошли по лесам «и не питались они плодами трудов человеческих, по обычаю их, а утоляли голод мясом и рыбой…»[21]

И вот здесь описывается событие, из-за которого мы считаем «Деяния венгров» абсолютно историческим произведением, передающим реально происходившие события. Хетумогер после переправы через Волгу вступили в «землю Руси (Ruscia), называемую Сусудал (Susudal)».[22]

Тут же начинаются пространные объяснения современных комментаторов, что Аноним ошибся, что он описывал ситуацию того времени, в котором жил (XIII век), когда Суздальская земля действительно была известным русским княжеством. Но мы абсолютно уверены, что Аноним оперировал в своём произведении данными древней хроники, в которой действительно упомянута финно-угорская «земля Рус», которую мажары назвали «Сусудал», со столицей в Шуе. 

Во-первых, Аноним называет эту страну Ruscia, что совершенно согласуется с сообщениями арабских путешественников.[23] А во-вторых, упомянутое им название столицы русов – Hyeu – фонетически соответствует арабской Куй-е (Куя-бе) и нашей Шуе. 

В тексте сказано, что мажары прошли всю землю русов до самого града Hyeu. Разумеется, с самых первых времён знакомства с летописью все комментаторы и переводчики трактовали этот топоним только как «Киев», и никак иначе. Тем более что о транзите угров мимо Киева рассказывает «Повесть временных» лет под 6406 (898) г.[24] Неважно, что даты разнятся в 14 лет, неважно, что русский летописец не говорит ни о каком боестолкновении с уграми. Важно, что Русь в Киеве, и никакой другой Руси быть не должно. 

Мы убеждены, что речь здесь идёт о древней Шуе (Hyeu) – столице страны Рус (земли Сусудал), которую решили покорить Хетумогер, а «вожди русов (duces Rutenorum), сильно испугались…»,[25] но, тем не менее, дали бой мажарам. 

Dux de Hyeu – правитель Куи-Шуи – призвал на помощь своих союзников – куманов. Этот пассаж про куманов спутал все карты сторонников мнения, что Hyeu – это Киев. Ведь куманы (половцы) появились под Киевом только в 1054 году.[26] И опять нас ждут пространные рассуждения о том, что Аноним спутал времена и эпохи, что он имел в виду печенегов и назвал их куманами в соответствии с реалиями своего века. Но из арабских источников известно, что куманы-кимаки к X веку уже жили и возле реки Итиль (Волга) и даже возле реки Арташ (Ока), то есть в Среднем Поволжье.[27] Вожди куманов двинулись против Алмоша «ради дружбы своей с Dux de Hyeu». Шуйские правители, соединившись с куманами, атаковали, но проиграли  битву. 

Хетумогер победили русов и куманов и гнали их до самой Шуи-Куи. При этом «воины царя Алмоша рубили бритые головы куманов, словно незрелые тыквы. А князья рутенов и куманов, вошедшие в город, увидев скифскую отвагу, оставались там, словно онемев».[28] Мажары пошли на приступ Шуи,[29] но князья русов взмолились о мире. При этом они «просили, чтобы мажары ушли из terra Galicia (!)… на запад…»[30]

Здесь мы видим упоминание Галицкой земли (terra Galicia), что заставляет по-новому посмотреть на время возникновения города Галича Мерьского, тем более что археологи выявили финно-угорское поселение XI века на месте современного Галича Костромской области.[31] Интересно, что В. Татищев никак не связывал Галич Мерьский с «Червонной Русью», говоря, что «Галич Меряжской, зане народ тутошний древние сарматы меря именованы…»[32] Впрочем, здесь может содержаться указание на земли галиндов, расселявшихся в этот период в бассейне Верхней Оки.

Мир русами был получен, при этом характерно, что в качестве дани с них были приняты меха белок и соболей. Памятью о древнем пребывании мажар в суздальской земле остались речка Мжара и курганный могильник Мжарский в окрестностях Суздаля.

После победы Алмуш отправился к Карпатам. При этом Аноним указывает, что вместе с мажарами ушло много русов, и их потомки расселились в разных местах Венгрии.[33]Характерно, что, по данным венгерских исследователей, в средневековой Венгрии насчитывалось 74 топонима, в которых угадывается этноним «орос».[34]

В Карпатах мажары застали ещё одну Русь («Rutenia») – вероятно, восточную окраину Моравской империи. А. Кузьмин, со ссылкой на западноевропейских средневековых хронистов, сообщает о Моравской империи, включавшей в IX в. земли Руси: «Святоплуг, моравский король… в то время держал русские земли».[35] Очевидно, что эта Русь была предшественницей Волынской Руси. Кстати, ал-Идриси, объединяя русов Куябы, Славийи и Арсы во «Внешнюю Русь», противопоставлял её другому виду русов – жителям «наиболее отдалённой Руси», города которой находились в Карпатско-Днестровских землях.[36]

М. Юрасов, в свою очередь, также отмечает, что «Западная» Русь, была противопоставлена Северо-Восточной Руси («Залесской земле»). Северо-Восточная Русь называлась Русцией (Ruscia), а Галицко-Волынская − Рутенией (Rutenia, partes Rutenorum).[37]

На Волыни Алмош покорил столицы Lodimer (Владимир-Волынский) и Galich. Мы опять видим упоминание топонима «Галич», от которого и принято выводить название Галича Мерянской земли, якобы перенесённого переселенцами славянами. Однако топонимисты указывают на множественность подобных названий на карте Центральной и Восточной Европы и не находят убедительного толкования этого топонима в славянских языках, допуская участие в его образовании языков других этносов принимавших участие в событиях ВПН.[38]

По мнению учёных, первые отряды мадьяр появились в Паннонии в 889 г., но часть мадьяр осталась в Волго-Очье. Ибн Руста и Ибн Даста помещали мадьяр между землями печенегов и волжских эсегелей.[39] А взаимодействие волжских финнов с предками венгров подтверждают археологи.[40] Очевидно, по их этнониму покорённая страна получила название Мажара, сделавшись в древнерусской огласовке Мещерой («Месчера»). Звук ж перешёл в ш и ч, так же как баджнак превратился в пешенег и печенег. Когда в XIII веке сюда вторгалась армия Батыя, мажары-мадьяры, по словам современника, стали союзниками татар.

Этим современником был венгерский монах Юлиан, изучивший предания своей родины и выяснивший, что где-то на востоке остались венгры. Юлиан с целью обратить их в католичество в 1235 году отправился именно на Среднюю Волгу. Вскоре он достиг Волжской Булгарии и где-то здесь действительно встретил мадьяр, которые даже спустя столько лет говорили на понятном монаху языке. Юлиан писал: «Те немало обрадовались, узнав, что он венгр. Водили его кругом и по домам, и по селениям и …внимательно выслушали, так как язык у них совершенно венгерский, и они его понимали, и он их понимал. Они язычники, не имеют никакого понятия о Боге, но не почитают и идолов и живут, словно дикие звери. Земли не возделывают, едят мясо конское, волчье и тому подобное; пьют лошадиное молоко и кровь. Богаты конями и оружием и весьма отважны в войнах. По преданию древних, они знают, что те венгры произошли от них, но не знали, где они. Татарский народ живёт по соседству с ними. Поэтому избрали они их себе в друзья и союзники, и, таким образом соединившись вместе, они совершенно опустошили пятнадцать царств». [41]

Важным свидетельством пребывания в Волго-Очье мадьярского (венгерского) наречия служат некоторые географические названия, как будто вышедшие из венгерского языка. Посёлок Каданок в Луховицком районе и посёлок Мишеронь в Шатурском районе, озеро Балатон в 40 км от Обнинска. В названиях «мишарских» («мажарских») сёл Волго-Окско-Сурского междуречья также виден «венгерский» след. Пошатово (татарское Пошат) −  похоже на название города Пешт. Пица – на венгерское Печ, Пача. «Овечий враг» по-татарски – «Куй-суы», можно сопоставить с Кесю в Венгрии. Ишеево (Иш-авыл) – венгерское Эши, Эшки. Грибаново похоже на венгерское Гарабонц.[42]

Сравнительно позднее появление Мещеры области и мещеры народа в Волго-Очье сказалось и на русском летописании. В ранних летописях никакого народа с именем мещера нет. Он появляется в поздних документах Новгородского летописного свода. В XIV веке Софийская летопись указывает: «…По Оце по реце, где потече в Волгу, седить Мурома язык свой, Мещера свой, мордва свой язык».[43] Любопытно, что на западноевропейской картах XIV-XV вв. рядом с землей Nogardi (Новгород) отмечена страна Ungardia, название которой могло возникнуть только из  ⃰ Hungardia в огласовке которой можно видеть аккомодацию этнониму  Hunni(Гунны).[44] А гуннами венгров называли и западные соседи и восточные.

Вторжение мажар-мадьяр, безусловно, сказалось на всей финно-волжской языковой общности. Можно допустить, что именно мажары и сделали окончательно волжских финнов угро-финнами, довершив языкообразующие и культурообразующие процессы. 

Для славяно-русов, пришедших в X–XI вв. в бассейн Клязьмы, мажары  были «уграми» («угринами»). Церковные предания сохранили память о местночтимом святом Тверской земли – Георгии Угрине, который вместе со своими братьями, Ефремием Новоторжским и Моисеем Угрином, служил Ростовскому князю Борису (брату Глеба), убитому Святополком Окаянным в 1051 году.[45]После завоевания Юрием Долгоруким в 1152 году столицы мажаров, − города Мажар на Оке, − он переименовывается в Мещерский Городец. И в летописях устанавливаются такие термины и понятия, как Мещера, Мещерская сторона, Мещерская земля, Мещера с волостями. А мажары-мадьяры, хоть и перешли после ордынского завоевания на язык кипчаков, сохранили свою национальную идентичность. Их этническими «преемниками» возможно стали татары-мишари. Этноним «мажар», как будто не выводимый из самоназвания татар-мишарей (misar), может рассматриваться как отражение правенгерского *mažar. 

Возвращаясь к Шуе, отметим, что исследователи указывают на ее исключительно выгодное расположение по отношению к другим центрам. «…Здесь центр пересечения дорог Северо-Восточной Руси, серединная точка путей от Мурома до Ростова, от Ярославля до Суздаля, от Галича до Юрьев-Польского. В картах XIII в. здесь отмечено пересечение пяти Больших Столбовых дорог».[46] Это само по себе говорит о многом, а тот факт, что Шуя имеет свой кремль, сравнимый по размерам (11,5 га) с крепостями других крупных городов также свидетельствует в пользу былого первенства города.

При этом исследователи обращают внимание на необычную для средневекового русского города планировку Шуи. У всех древнерусских городов крепость строилась у реки, а рядом, на расстоянии полета стрелы, располагался посад. Между крепостью и посадом находился городской торг. В Шуе торг расположился в середине посада. На Руси подобная структура возникала чрезвычайно редко. Вполне справедливо они полагают, что эта особенность могла быть для В. Татищева еще одним подтверждением древнего статуса города.[47]По мнению шуйского историка В. Возилова: «Последние археологические данные, а также остатки крепостных сооружений, письменные источники и сохранившиеся фотографии крепостных валов начала ХХ века свидетельствуют о том, что Шуйская крепость представляла собой грандиозное оборонительное сооружение, построенное с использованием, как положительных качеств местности, так и искусственных защитных сооружений».[48]

Невыясненной остается связь названия Шуи с фамилией князей Шуйских, за исключением сообщения В. Татищева о том, что великий московский князь Василий I, после похода на своих двоюродных дядьев Семена и Василия «Кирдяпу», захватил Нижний Новгород и Суздаль, а непокорных родственников «и выведе я, даде им град Шую».[49]

Данный «Кирдяпа», кстати, сделался родоначальником Шуйских, и если принять во внимание, что Шуя была древней столицей Белой России, а князья Василий «Кирдяпа» и Семен были прямыми потомками нижегородской ветви Рюриковичей идущей от князя Андрея Ярославича (сводного брата Александра Невского), и его прямого потомка − князя Константина Васильевича (перенесшего в 1350 г. столицу из Суздаля в Нижний Новгород), то все встает на свои места.

Территории Белой России «простирались вниз по Волге до устья реки Оки с мордвою… после же с болгары продолжена до Суры»,[50] и логично допустить, что потомки суздальских и нижегородских князей, получили в удел древнейшую столицу этой земли. А их наследники свое прозвание −  Шуйские. Любопытной подробностью в этой связи становится тот факт, что родоначальник династии суздальско-нижегородских князей – князь Андрей Ярославич, возможно, был, по материнской линии потомком мордовских феодалов. «Базой» для этой гипотезы служат несколько мордовских былин, героем которых выступает князь Андрей. В них говориться, что его отец − князь Ярослав, женился на дочери мордовского повелителя Пургаса − красавице Утяше. Она получила христианское имя Анастасия, и сделалась «меньшой княгиней» − младшей женой Ярослава. От их брака и родился князь Андрей.[51]

При этом и В. Татищев, и, вслед за ним, такой крупный ученый XVIII века как М. Ломоносов, считали европейских угро-финнов потомками скифов и сарматов, и всерьез обосновывали этот вывод.[52] Отсюда вытекает прямая «кровная» связь династии суздальско-нижегородских Рюриковичей с наследниками «Сарматских государей Белой Руси» − феодалами коренных народов Среднего Поволжья, а именно летописным Пургасом, в подчинении которого, напомним, была «своя» Русь, упоминаемая в летописи.[53] Уж, не от той ли «Белой Руси» берет свое начало «Пургасова Русь»?

Соответственно и этимологию названия Шуя- Куя следует искать в финно-угорских языках. Лингвисты сопоставляют финно-угорское *kuja, фин. kuje («выходка»), с эст. kujukoju(«образ»; «статуя»), и с мордовским кой («обычай», «привычка», «уклад жизни»), трактуя как «образ жизни», «привычка», «уклад», что в переносном смысле может служить обозначением образа (изваяния).[54]

Безусловно, древние хорошо знали «что такое» Шуя. Есть мнение, что название реки Теза, на которой стоит Шуя, означает «священная река».[55] В таком случае Шуя – это священная («сакральная») древняя столица сарматской «Белой Руси». Сакральная столица, имя которой восходит, возможно, к именованию фаллических религиозных фетишей скифов и сарматов, ведь известно, что они молились воткнутому в землю мечу.[56] Скандинавы неслучайно обосновались в окрестностях Шуи (земля Сёсдала) – они восприняли сакральную столицу от «Сарматских государей» − в военных ритуалах древних германцев также присутствовал фетишистский культ.[57]

В средневековой Руси владение Шуей означало почетную ссылку – куда и были отправлены побежденные наследники суздальско-нижегородских князей, один из которых носил финно-угорское прозвище «Кирдяпа» («Хозяин»). Впоследствии фамилия Шуйских была одной из самых почитаемых при московском дворе. И не случайно, в период междуцарствия в 1606 году царем был «выкликнут» именно Василий Шуйский − потомок древних правителей «Белой Руси».


[1] Свердлов М.Б. Василий Никитич Татищев – автор и редактор «Истории Российской». Спб., 2009. С. 67. 

[2] Татищев В. Н. История Российская… М., 1769. Кн. I. Ч. 2. С. 520.

[3] Татищев В.Н. Лексикон российской, исторической, географической, политической и гражданской/Избранные произведения. Л., 1979. С. 183.

[4] Татищев В.Н. Указ. сочинен. С. 205.

[5] Татищев В.Н. Избранные труды по географии России. М., 1950. С. 110-111.

[6] Татищев В.Н. Указ. сочинен. С. 108-109.

[7] Античная география. Сост. М.С. Боднарский. М., 1953. С. 322.

[8] Древняя Русь в свете зарубежных источников: Хрестоматия. Под ред. Т.Н. Джаксон, И.Г. Коновалова и А.В. Подоосинова. Т. IV: Западноевропейские источники/Сост.,  пер. и комм. А.В. Назаренко. М., 2010. С. 269.

[9] Указ. сочинен. С. 128-129, 142-143.

[10] Татищев В. Н. История Российская… М., 1769. Кн. I. Ч. 2. С. 511.

[11] Татищев В.Н. Избранные труды по географии России. М., 1950. С. 109.

[12] Татищев В. Н. История Российская… М., 1769. Кн. I. Ч. 2. С. 514.

[13] «Скандинавский след» в Суздальском ополье.  Эл. ресурс URL: http://www.merjamaa.ru/news/skandinavskij_sled_v_suzdalskom_opole/2022-01-22-1553 дата обр. 11.10.22.

[14] Казанский М.М., Мастыкова А.В. Конское снаряжение эпохи Великого переселения народов из Сёсдалы и его понто-дунайские параллели//Боспорские исследования. Вып. XXXVI. Эл. ресурс URL: https://cyberleninka.ru/article/n/konskoe-snaryazhenie-epohi-velikogo-pereseleniya-narodov-iz-syosdaly-i-ego-ponto-dunayskie-paralleli дата обр. 11.10.22.

[15] Юрасов М.К. Деяния венгров магистра П., которого называют Анонимом//Studia Slavica et BalcanicaPetropolitana (Петербургские славянские и балканские исследования). СПб., 2001. № ½. С. 91–92.

[16] Юрасов М.К. Указ. сочинен. С. 93.

[17] Юрасов М.К. Указ. сочинен. С. 93.

[18] Юрасов М.К. Указ. сочинен. С. 92.

[19]Юрасов М.К. Деяния венгров магистра П., которого называют Анонимом (продолжение)//Studia Slavica etBalcanica Petropolitana (Петербургские славянские и балканские исследования). СПб., 2013. № 1. С. 71.

[20] Юрасов М.К. Указ. сочинен. С. 71. Прим. 15.

[21] Юрасов М.К. Указ. сочинен. С. 71.

[22] Юрасов М.К. Указ. сочинен. С. 71.

[23] Гаркави А. Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII века до конца X по Р. Х.). СПб., 1870. С. 276; Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX–Xвв. М., 1962. С. 99–100.

[24] ПСРЛ. Т. 1. Лаврентьевская летопись. М., 1997. Стб. 25; Т. II. Стб. 17–18.

[25] Юрасов М.К. Деяния венгров магистра П., которого называют Аноним//Studia Slavica et BalcanicaPetropolitana (Петербургские славянские и балканские исследования). СПб., 2013. № 1. С. 73.

[26] ПСРЛ. Т. 1. Лаврентьевская летопись. М., 1997. Стб. 162; Т. II. Стб. 151.

[27] Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX–X вв. М., 1962. С. 99–100.

[28] Юрасов М.К. Деяния венгров магистра П., которого называют Аноним//Studia Slavica et BalcanicaPetropolitana (Петербургские славянские и балканские исследования). СПб., 2013. № 1. С. 75.

[29] Юрасов М.К. Указ. сочинен. С.75.

[30] Юрасов М.К. Указ. сочинен. С. 78.

[31] Галич (Костромская область) Эл. ресурс URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93 дата обр. 28.10.22.

[32] Татищев В.Н. Лексикон российской, исторической, географической, политической и гражданской/Избранные произведения. Л., 1979. С. 229.

[33] Юрасов М.К. Деяния венгров магистра П., которого называют Анонимом (продолжение)//Studia Slavica etBalcanica Petropolitana (Петербургские славянские и балканские исследования). СПб., 2013. № 1. С. 81.

[34] Юрасов М.К. Указ. сочинен. С. 81, прим. 67.

[35] Кузьмин А.Г. «Откуда есть пошла Русская земля». М., 1986. Т. 2. С. 200.

[36] Коновалова И.Г. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы: текст, перевод, комментарий. М., 2006. С. 244–245.

[37] Юрасов М.К. Русско-венгерские отношения X-XIII вв.//Труды института Российской истории РАН. № 14, 2017. С. 148. Прим. 30.

[38] Никонов В.А. Краткий топонимический словарь. М., 1966. С. 95.

[39] Хвольсон Д. А. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах… СПб., 1869. С. 25.

[40] Селюн Д.В. К вопросу об эволюции гарнитуры наборного пояса при жизни его владельца у среднецнинской мордвы VIII–XI вв. (по материалам Крюковско-Кужновского могильника) //IX Поленовские чтения. Тамбов, 2018. С. 216. 

[41] Аннинский С.А. Известия венгерских миссионеров XIII и XIV вв. о татарах и Восточной Европе //Исторический архив. М.; Л., 1940. Т. III. С. 81

[42] Хайреддинов Д.З. Формирование и этническая история нижегородских татар-мишарей. М., 2017. С. 40.

[43] ПСРЛ. Псковская и Софийская летописи. Т. 5. СПб., 1851. С. 84.

[44] Древняя Русь в свете зарубежных источников: Хрестоматия. Под ред. Т.Н. Джаксон, И.Г. Коновалова и А.В. Подоосинова. Т. IV: Западноевропейские источники/Сост.,  пер. и комм. А.В. Назаренко. М., 2010. С. 143 прим. 116.

[45] Плотников Н. С. Георгий Угрин. М., 2000. С. 254.

[46] Халтурин В.Ю., Дьяков А.Б. Была ли Шуя в  древности  «престольным городом Белой Руси» (о достоверности сообщения В.Н. Татищева)//Вестник ИГЭУ. Вып. 1. 2008. Эл. ресурс URL:http://vestnik.ispu.ru/taxonomy/term/28 дата обр. 10.10.22.

[47] Халтурин В.Ю., Дьяков А.Б. Указ. сочинение.

[48] Возилов В.В. Загадочный город на Тезе, или сколько же лет Шуе? Эл. ресурс URL: https://www.sizvestiya.ru/kultura/3457-zagadochnyj-gorod-na-teze-ili-skolko-zhe-let-shue дата обр. 14.10.22.

[49] Татищев В.Н. История Российская…  СПб., 1784. Кн. III. Стр. 375.

[50] Татищев В.Н. История Российская… М., 1769. Кн. I. Ч. 2. С. 520.

[51] Малышев А.В. Пургасова Русь в свете древней русской истории. М., 2021. С. 214-216.  

[52] Татищев В.Н. Лексикон…/Избранные произведения. Л., 1979. С. 229,276; Ломоносов М.В. Избранные произведения. В 2-х томах. Т.2. История. Филология. Поэзия. М., 1986. С. 68-69.

[53] ПСРЛ Т. 1. Лаврентьевская летопись. Л., 1926–1928. С. 312–313.

[54] Вершинин В.И. Этимологический словарь мордовских (эрзянского и мокшанского) языков. Т. II (Кеветие-Мекснемс). Йошкар-Ола, 2005. С. 155.

[55] Малышев А.В. Топонимические этюды Шуйской земли//Борисовский сборник. Вып. 10/Отв. ред. В.В. Возилов. — Иваново, 2019. Стр. 318-321.

[56] Булатова, А.Ф. Фаткулина Р.Р. О культе бога войны и его роли в жизни скифов//Молодой ученый. 2014. № 1 (60). С. 283-285. Эл. ресурс URL: https://moluch.ru/archive/60/8648/ дата обр. 14.10.2022.

[57] Тодд М. Варвары. Древние германцы. М., 2005. С. 148.

Об авторе

Алексей Малышев

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.